Основные подходы эриксоновского гипноза
Мар
26

В основном в эриксоновской терапии используется два основных подхода. Причем один из них был полностью разработан М. Эриксоном, несмотря на сопротивление со стороны традиционной психотерапии середины XX века. Этот способ можно назвать симптоматической терапией, он заключается в работе терапевта непосредственно с симптомом, который он видит в настоящем, не заглядывая в прошлое, не стараясь выяснить историю этого симптома. 

Фокус своего внимания направляет именно на настоящее и проводит работу с данным симптомом, нацеленную на его трансформацию или уничтожение в будущем. Таким образом, проявляется нестандартный для психотерапии подход, когда специалист обходит своим вниманием прошлое.

До Эриксона считалось, что обязательным является выявление пусковых механизмов и причин проблемы, которые кроются очень часто в далеком прошлом, для того, чтобы разрешить их и отреагировать какую-то давнюю ситуацию, которая на сегодняшний момент привела к проблеме. Эриксон одним из первых психологов во главу своей работы поставил работу ради будущего. Подобная работа могла оказаться намного менее травматичной и более быстрой нежели, чем работа с прошлым.

Причинный подход предполагает выявление причины сегодняшнего состояния и работы с ней. Причинный подход более традиционен для психотерапии, хотя, как правило, он также сочетается с симптоматическим подходом. Выявление причины и ее проработка позволяют качественно и глубоко проработать проблему клиента, и преположить, что в дальнейшем подобная проблема не возникнет.

В ходе работы целесообразно начинать с ресурсных трансов. Они дают клиенту необходимые силы для работы с проблемой, уверенность в себе, определенную привычку в терапии и многое другое. Эриксон считал, что для качественного погружения в транс клиент должен пробыть в трансе не менее 4 — 8 часов, — только это время может гарантировать терапевту, что клиент достаточно знаком с трансом, чтобы его можно было использовать для серьезной работы. 

К сожалению, в наше время эта рекомендация Эриксона не всегда выполнима. Однако, тем не менее, для терапевта целесообразно начинать гипнотические погружения именно с ресурсных трансов, поскольку даже неглубокие погружения способны дать доступ к ресурсным состояниям клиента.

Затем, после того как терапевт считает, что подготовительный этап прошел успешно, он может решить идти к источнику проблемы. Для этого есть много способов, которые мы будем рассматривать ниже. Это может быть и возрастная регрессия, и эпистемологическая метафора и многие другие способы, которые по аналогии с термином конца XIX века могут быть названы гипноанализом. 

Как правило, они предполагают поиск ситуации, вызвавшей проблему, эмоциональное и интеллектуальное отреагирование и проработку последствий возникновения данной проблемы у человека.

Поиск вызвавшего проблему переживания может быть простым или сложным. При простом поиске, как правило, клиент помнит ситуацию, которая привела к возникновению данной проблемы: это может быть потеря близкого человека, стихийное бедствие, развод родителей и многое другое. Клиент мог и раньше связывать начало своей проблемы с этим переживанием, и тогда поиск источника не составляет труда. 

Единственное, что мы должны сделать, это усомниться в том, что действительно именно данное переживание привело к проблеме, и проверить не было ли каких-либо иных переживаний, которые могли к ней привести. Для этого возможно более простым решением является проработка данного воспоминания и наблюдение за клиентом. В случае, если сегодняшняя проблема после проработки прошлого состояния не исчезает или исчезает не полностью, можно думать либо о другом корне проблемы, либо о механизмах, которые были созданы в течение последующих после травматической ситуации годах жизни, и которые держат проблему за счет различных поведенческих и социальных привычек.

Обычно проблема клиента начинается с некого межличностного конфликта, в котором он участвовал, и, за счет своего малого возраста, не имеющий подходящего статуса, психических и физических сил и проиграл другому, как правило, взрослому человеку. Причем, этим взрослым человеком могут быть родители или ближайшие родственники, знакомые и незнакомые люди. 

Иногда это может быть конфликт плода и матери или отца, не желающих ребенка. Очень часто состояние страха, испытанное плодом в этот момент, может предопределить личностные особенности человека, который будет тихим, погруженным в себя, боящимся побеспокоить окружающих.

Мы можем помимо надежды на мудрость бессознательного, а может быть на счастливый случай, помогающий нам найти подобное переживание, отправляясь на его поиск, опираться, например, на кинестетические ощущения, которыми сопровождаются проблемные состояния. Кинестетическая система – одна из самых ранних систем восприятия, развивающихся в человеке, и очень многие переживания записаны именно в ней и сохраняются долгие годы. 

Например, опираясь на чувство сжатия в груди и нехватки воздуха при попытке публичных выступлений, мы можем по этим ощущениям как по ниточке дойти до самого первого опыта в жизни, которые и сопровождали эти чувства, т.е. опираться на теорию импринтинга.

Под импринтингом мы понимаем состояние, которое было описано не только у людей, но и у животных, когда какой-либо первый опыт, удачный или неудачный, становился основой поведения индивидуума на долгие годы. И нам приходится искать эту самую первую костяшку домино, чтобы обрушить всю последовательность, всю цепочку, которая привела к возникновению сегодняшней проблемы. И опираясь на кинестетические ощущения, мы бываем в состоянии найти именно эту первую костяшку.

Выявление пусковой ситуации очень часто сопровождается с сильной эмоциональной реакцией, которая редко когда бывает продуктивна. Поэтому бывает полезно после обнаружения пускового переживания диссоциировать человека от него и позволить ему разрабатывать, например, только интеллектуальную составляющую этого воспоминания, а затем, справившись с ней, проработать эмоциональную составляющую. Для этого могут пригодиться ресурсные воспоминания или ресурсные места, которые мы создали в ходе предыдущих ресурсных трансов.

Транс может быть достаточно легко прерван в любом его месте для возвращения клиента обратно с целью обсуждения полученной информации, с целью уменьшения эмоционального отклика клиента или с какой-либо другой целью. После того, как клиент вышел из транса его можно успокоить, проговорить с ним некоторые впечатления, пользуясь тем, что в течение 10-20 минут после выхода из транса клиент находится еще в некоем полутрансовом состоянии, хотя он считает, что вышел из транса полностью. Это удобное время для гипнотерапевта, поскольку в данный момент клиент открыт внушениям, и проводимые внушения могут даже иметь характер прямых внушений.

Далее, после того, как клиент успокоился и проговорил знания, которые он получил в ходе погружения, мы можем пойти на повторный транс, причем, как правило, погружение будет более быстрым; при этом вовсе необязательно погружать клиента в то травматическое переживание, из которого он вышел, поскольку первую задачу мы уже решили – мы открыли воспоминание, которое явилось источником сегодняшней проблемы. Дальнейшие наши действия должны быть направлены на разрешение данной ситуации, что, как мы надеемся, приведет к решению проблемы или облегчит ее. 

Если мы считаем, что у клиента достаточно эмоциональных и психических сил для того, чтобы справиться с данной проблемой, и у нас есть какие-либо идеи относительно помощи ему, мы можем отправиться снова в эту ситуацию. Однако, возможно, целесообразным является завершение транса в каком-нибудь ресурсном месте или ресурсном воспоминании, которое поможет клиенту изгладить негативное впечатление от первого транса и уже на осознанном уровне в промежутках между сеансами подготовиться к разрешению основной проблемы.

Таким образом, у гипнотерапевта несколько подходов и в его власти выбирать один из них. Однако, выбирая, он должен опираться не только на свой опыт, но и на желания клиента в первую очередь.

Достаточно частым способом проработки травматической ситуации является повторное прохождение данной ситуации, причем далеко не всегда желательно прохождение подобной ситуации ассоциировано – желателен прием частичной диссоциации. При нем клиент проходит ситуацию, но не в роли жертвы, в которой он был тогда, а либо в ином возрасте, либо в ином качестве, либо обладающий новыми ресурсами, т.е. человеком, способным перевернуть ход своей личной истории.

Можно предположить, что травматическое воспоминание в психике человека так никогда и не имело хорошего окончания, т.е. то завершение войны, которое произошло вовне, и после которого прошли многие годы, на самом деле не соответствует состоянию мозга, где человек до сих пор сидит в окопах или трясется от страха. Поэтому одним из главных путей разрешения данного застарелого конфликта является дописывание его до логического счастливого конца.

Как правило, по окончании такой работы человек испытывает колоссальное облегчение, похожее на то, как с плеч сваливается тяжелый груз. Несмотря на то, что он чувствует и усталость, — это радостная усталость, и даже слезы, которые остались после переживания, не мешают ему радоваться.

Часто мы должны проводить достаточно серьезную работу по трансформации личности человека, по социализации полученных нами изменений, и подобная работа может растягиваться на месяцы. При ней мы используем как различные ресурсные подходы, так и формируем установку на обучение, что является крайне полезной идеей, особенно на данном этапе работы. Человек учится чему-то, что он должен был узнать давно, и сейчас обучаясь этому, он как бы ускоренно проходит курс жизни, которая замерла в нем после травматической ситуации, которая пришла в его жизнь.

В этот момент мы особенно часто обращаемся к идеям будущего, поскольку именно из него мы можем черпать какие-то идеи клиента относительно себя, и именно ради будущего мы производим эту нелегкую и мало предсказуемую работу. Финалом нашей работы может считаться способность клиента создавать изменения в себе самому, но при этом клиент должен четко понимать, что окончание нашей с ним работы не означает окончание его работы. В данный момент, как правило, он уже является личностью, способной отвечать за свои поступки и за свою трансформацию самостоятельно.

Описанные подходы структурны, понятны, легко объяснимы, но эриксоновский гипноз был бы скучен, если все могло быть так рутинно. Основной подход в эриксоновском гипнозе – это идея работы полностью на бессознательном уровне, когда выявление проблемы, нахождение ресурсов и их встреча проходят на бессознательном уровне, а о результатах терапии ничего не подозревающий субъект узнает только по исчезновению симптомов, которые его беспокоили.

Подход основан на том, что сознание человека имеет функцию контролирующую, рецензирующую, вместо функции трансформирующей. Идеи, приходящие от психолога к клиенту, могут быть изменены и задержаны сознанием настолько, что потеряют ту силу, которую вкладывал в них психолог. Поэтому главная ценность подхода заключается в том, чтобы суметь запустить бессознательные процессы человека так, чтобы сознание об этом не догадывалось и не вмешивалось в происходящий процесс. 

Такого эффекта очень часто не способен добиться даже глубокий гипнотический транс, не говоря уже о поверхностных гипнотических погружениях без специального вербального сопровождения. На помощь приходит искусство языка, умение общаться с бессознательным, не пробуждая интересы сознания.

Данный подход гипнотерапии идет вразрез с общепринятой идеей обязательного осознания бессознательных процессов. Однако, он логичен с той точки зрения, что самым важным в процессе психотерапии является полученный результат, который основывается на трансформации бессознательного клиента, поскольку именно оно определяет многие детали его функционирования, в том числе, проблемное функционирование. 

Если психика будет излечена, это можно считать победой психотерапии, даже если ни клиент, ни психолог не знают как это произошло. В задачу психолога входит защита спонтанной работы бессознательного клиента. Такой подход также легче для клиента, поскольку он не сталкивается с мучительными факторами прошлого.

Поделиться с друзьями