Особенность гипнотической речи
Мар
26

Для эриксоновского терапевта обязательным условием является виртуозное владение языком, своей речью. Оно заключается в умении быстро и точно ответить на вопросы, которые человек задает, умение отследить в его речи значимые для него слова, которыми он характеризует свое проблемное состояние, слова, которыми он пользуется при рассказе о себе, о своей семье, которыми он характеризует желаемое состояние. 

Умение использовать неспецифичность речи, когда терапевт использует неконкретные глаголы, неконкретные существительные, понятия, в которые клиент может вложить свое собственное содержание, способствуют более точному попаданию в картину мира клиента.

Использование недирективных внушений, которые позволяют быть многозначными, также способствует попаданию в желания клиента. Если в директивном гипнозе терапевт всегда находится в определенном риске провала, то в эриксоновском гипнозе за счет большей гибкости и большей недирективности внушений, в умении предложить их, а не настаивать на их исполнении, заключена большая вероятность успеха данных внушений. В тех косвенных и открытых внушениях, которые использует эриксоновский терапевт, он может использовать слова, которыми клиент характеризовал свои пожелания, относительно своей собственной судьбы, те самые значимые слова, которые терапевт отследил у него.

При виртуозном владения языком, удобным и важным является использование многозначных слов, намеков, что позволяет уже на уровне обычной беседы заставлять работать и сознание, и бессознательное клиента; когда несколько смыслов одного слова могут ими по-разному улавливаться. Бессознательное подобно сухой губке: если то значение слова, которое использовал терапевт, подходит ему в решении данной проблемы, в решении конкретной жизненной ситуации оно будет запомнено, оно будет использовано как стимул для конкретного действия. 

Сознание в этот момент могло отследить другой вариант смысла этого слова, который близок по контексту речи, а не по контексту проблемы. Метафоры обладают именно данным свойством: каждая метафора имеет много значений. Метафора удобна тем, что клиент может найти в ней то значение, которое ближе для него. Можно заметить, что иногда терапевт даже и не вкладывал подобного значения в метафору, но оно оказалось там само, потому что никогда нельзя сказать точно, сколько значений и каких может быть в той или иной метафоре. В силу данного свойства метафора является основным видом терапевтической работы в традиционном эриксоновском гипнозе.

Умение формировать неспецифичный язык в обращении к клиенту — очень важный навык. Неспецифичные слова подобны метафорам. Например, слово «прикоснуться» может заключать в себя и удар, и поцелуй, и поглаживание, и стряхивание пыли, и многое другое; при этом клиентом будет выбрано именно то значение слова, которое близко и понятно ему, которое соотносится с его личной историей, которое соотносится с его пониманием решения данной проблемы.

Эриксон много экспериментировал со словами. Он упоминал один интересный эксперимент, когда он специально несколько коверкал слова и наблюдал за тем, что клиент мысленно поправляет его, говоря слово правильно, и в данном случае слово становится как бы собственным внушением данным человеком самому себе. Этот интересный эксперимент говорит о том, что в эриксоновском гипнозе можно использовать все, включая и пробуждение сознания, которое поправляет психолога, проговаривая слово правильно, чего терапевт и добивался.

Использование неспецифичности языка приводит к тому, что наши достаточно расплывчатые высказывания клиент имеет возможность превратить в конкретное внушение по поводу своей жизни, найти в них подобие личной истории, и в конце концов, сделать своими родными и близкими. 

Это научение подобно тому, как мы когда-то воспринимали незнакомые слова и когда не могли найти значения этих слов, то присваивали им свое. Когда-то мы угадывали, когда-то нет, но иногда, по сию пору, слова, которым мы дали наше собственное значение, имеют именно это значение, несмотря на то, что сейчас мы уже знаем их общепринятое значение.

Включение глобальных, экзистенциальных понятий, нуминозных терминов как правило, дает клиенту еще и подсознательное впечатление о соприкосновении его с какими-то очень значительными, важными, вселенскими понятиями, и подобное восприятие значения слов также играет нам на руку.

Терапевт должен отдавать себе отчет, что его язык – главный инструмент взаимодействия с клиентом и его воздействия на этого человека. Он должен знать, что каждая фраза его несет то или иное значение (98). Если это значение создалось стихийно, без обдумывания его терапевтом и без применения собственного, личного многолетнего опыта, это значит, что фраза может быть воспринята клиентом даже негативно, поскольку он воспримет ее, опираясь на свою историю, опираясь на те ассоциации, которые она вызвала у него. 

Таким образом, рассказ о семейной жизни другого человека может вызвать негативные эмоции у женщины, которая не может найти себе спутника жизни, и эти негативные эмоции вряд ли будут вашим союзником в ходе терапии, поскольку они возникли в ответ на ваши слова.

Терапевт в каждую фразу может вкладывать осознанно не один, а два, три и больше смыслов. Так, например, за фразами знакомства и фразами расспроса клиента о проблеме помимо получения информации, может стоять смысл получения доверия, смысл установления раппорта, может создаваться уверенность клиента в том, что его проблема известна и будет легко решена. Во фразах при прощании помимо доброго расставания могут крыться постгипнотические внушения, либо внушения, завершающие терапевтический сеанс, нивелирующие какие-то негативные его последствия, какие-то переживания, возникшие в ходе сеанса и многое другое.

Умение пользоваться многозначностью слов, предложений и фраз – обязательное условие успешной работы. Для этого вы можете понаблюдать за своей речью, за речью других людей. Богатство языка достаточно просто нарабатывается, если вы учитесь долго и много говорить, учитесь искать синонимы словам, ясно выражать собственные мысли, читаете классическую литературу, овладели искусством длительного разговора. 

Умение долго говорить, сплетая свои мысли в канву одной истории, – навык, который помогает создавать транс, который помогает завораживать клиента, помогает вести его за собой. Умение долго, красиво и со смыслом говорить, как правило, благоприятно характеризует психолога в глазах клиента. Он видит в нас мудрого человека, умеющего высказать то, что он ощущает, и, может быть, в высказывании чего у него есть проблемы.

Помимо слов, в речи можно использовать и иные характеристики голоса и речи: ударение, повышение – понижение тона голоса, изменение громкости, паузы. Как правило, виртуозное пользование этими характеристиками помогает выделять в речи значимые слова, передавать особые значения некоторых слов и идей, что позволяет обратить на эти слова прежде всего внимание бессознательного.

Эриксон учил использовать один тон голоса при обращении к сознанию и другой тон голоса при обращении к бессознательному. Тогда слова, сказанные для сознания и для бессознательного, могут четко выделяться и восприниматься разными частями психики как отдельные. В зависимости от уровня глубины транса речь терапевта может быть различной, и это зависит как от характеристик внушения, так и от характеристик речи. 

При необходимости «загрузки» клиента, при необходимости углубления транса речь может становиться более частой, что позволяет выдать гораздо больше информации. Сознание будет не в силах переварить такой объем и вынуждено будет отключиться.

Речь психолога должна быть четкой и хорошо слышимой клиенту. Неразборчивая речь редко приводит к углублению транса, чаще наоборот клиент начинает прислушиваться и за счет этого включает дополнительно внимание сознание, что приводит к уменьшению глубины транса.

Поделиться с друзьями